«Исламские окна» могут появиться в российских банках


Законопроект, позволяющий российским банкам открывать «исламские окна», будет внесен на этой неделе в Госдуму; однако единого мнения относительно целесообразности введения исламского банкинга в России у экспертов нет.

«На этой неделе поправки, направленные на изменения в законодательство о счетах эскроу (счет для временного хранения денег до момента выплаты; открывается, как правило, при сделках с недвижимостью — ред.), будут внесены в Госдуму», — сообщил РИА Новости зампред комитета ГД по финансовому рынку Дмитрий Савельев, инициатор внедрения исламского банкинга в РФ на законодательном уровне.

Ранее на рассмотрение парламентариям уже были предложены поправки, позволяющие узаконить партнерский лизинг, общества взаимного страхования и так далее – изменения, направленные на создание в России законодательной базы для исламского банкинга.

«Дальнейшие планы лежат в основном в сфере налогообложения исламских продуктов, обращения ценных бумаг и паевых фондов.., а также законопроектов, способствующих более справедливым отношениям между банками и потребителями финансовых услуг», — подчеркнул Савельев.

Исламский банкинг подразумевает ведение финансовых дел в соответствии с нормами ислама, которые трактуют торговую сделку как целиком основанную на справедливости и честности ее участников. В связи с этим ростовщичество – дача денег в долг под процент, ведущая, по мнению богословов, к несправедливому распределению финансовых ресурсов, — является «харамом» (запрещена).

Ислам запрещает проводить сделки, связанные с производством и распространением алкоголя, сигарет, наркотиков, порнографии, оружия, ведением игорного бизнеса, а также совершение операций, заведомо невыгодных для одной из сторон.

Лакомый финансовый кусок

«По оценкам ведущих консалтинговых компаний, в 2014 году объем исламских финансов в мире составлял 2 триллиона долларов США», — сообщил РИА Новости старший научный сотрудник лаборатории международной торговли научного направления «Реальный сектор» Академии народного хозяйств и госслужбы Бекхан Чокаев. По его словам, «с учетом среднегодовых темпов роста этой отрасли — 15-20 % в год – сейчас ее объем может составлять 2,3 триллиона».

Поэтому освоение рынков, на которых действует исламская денежная система, на сегодняшний день является актуальной задачей. Особенно в условиях санкций, которые ограничили России доступ к финансовым рынкам Европы и США.

Однако главным препятствием для деятельности исламских банков в РФ, как выяснилось на прошедших в 2015 году заседаниях экспертных групп при Банке России (ЦБ) и Сбербанке, является то, что российские законы не предусматривают специфических форм финансовой деятельности.

И все-таки, несмотря на активность парламентариев, далеко не все их законодательные инициативы находят понимание у ЦБ и Министерства финансов. «Весной прошлого года был внесен законопроект, суть которого в том, чтобы разрешить банкам заниматься торговой деятельностью. На него получен отрицательный правительственный отзыв», — рассказал депутат Савельев.

Негативное отношение правительства к подобной инициативе, по словам заместителя директора департамента финансовой политики Министерства финансов РФ Сергея Платонова, связано с тем, что печальный опыт 1990-х научил государство, что «банковская деятельность – отрасль, требующая отдельного регулирования, надзора и контроля». Поэтому позиция кабинета министров остается принципиальной, хотя, по словам Савельева, предлагаемые им поправки «не вносят каких-то революционных, системных изменений» в законодательство.

Но без этого законодательного допущения возникает противоречие принципам исламского финансирования. Поэтому в Минфине готовы к обсуждению этой темы.

Спрос на исламские финансы в РФ

Поднималась эта тема и на Гайдаровском форуме-2016. У ряда экспертов возникли сомнения насчет востребованности исламского банкинга в России. По результатам опроса Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), на которые они ссылались, лишь 12% мусульман готовы пользоваться услугами исламского банка, а 69% мусульман вообще не рассматривают такую возможность. Большинство из них мотивировали это отсутствием потребности в исламских банках (41%) и малой осведомленностью о таком виде финансовых услуг (33%).

Опасается, что у исламского банкинга в РФ не будет клиентов, и статс-секретарь — заместитель председателя ЦБ России Александр Торшин. В качестве примера он привел ситуацию в Иране, где, несмотря на то, что 98% населения страны – мусульмане, исламских банков меньше половины. «Сверху создать их искусственно можно, но будет ли это работать?» — задается вопросом Торшин, хотя и полагает, что если это все-таки «будет жизнеспособно, то пробьется».

Между тем, по словам Мадины Калимуллиной, советника по исламской экономике и финансам Совета муфтиев России (СМР), мусульманское население практически не пользуется существующими способами инвестирования: «Инструменты, куда можно сейчас вложить средства, например ПИФы (паевые инвестиционные фонды – ред.), сегодня не интересны в виду состояния фондового рынка. Благо, есть пара исламских финансовых компаний, которые, скорее как торговые дома, как инвестиционные финансовые группы, позволяют инвестировать свободные средства и зарабатывать прибыль».

Бекхан Чокаев подтвердил агентству, что исламские финансовые компании на территории РФ «уже существуют» в Татарстане, Дагестане и «как минимум одна из таких компаний открывается в Москве», и как только будут устранены все законодательные барьеры, исламские финансы «будут присутствовать на рынке».

Стоимость исламской финансовой сделки

На сегодняшний день российские компании, несмотря на имеющиеся препятствия, теоретически могут осуществлять операции с помощью исламских финансовых инструментов.

По словам специализирующегося на корпоративном праве юриста Хамзата Асабаева, 90% компаний при осуществлении сделок с исламскими банками обращаются к английскому праву, поскольку оно «позволяет снизить риски».

Но такой подход (особенно учитывая исламский принцип полного разделения рисков между участниками) неизбежно ведет к удорожанию сделки. Асабаев сообщил, что в 2000-е ряд российских компаний рассматривал возможности привлечения денег таким способом, но все они отказались от этой идеи, сравнив стоимость исламской финансовой сделки с обычной.

Поэтому сегодня, по словам эксперта, крупные сделки проводятся в комбинированном виде. «Например, при покупке (компании) Aston Martin стоимостью 500 миллионов долларов 200 миллионов были привлечены по линии исламских финансов, 300 миллионов дали американские банки», — сказал он.

Что такое исламский банкинг

По словам Мадины Калимуллиной, основное отличие исламских банков от обычных в том, «что это не финансовое посредничество на базе фиксированных процентов, а, скорее, инвестиционная, лизинговая и торговая компания в одной». Банк является полноценным партнером бизнеса, ведя, по сути, инвестиционную и торговую деятельность.

«Соответственно, инвесторам банка не гарантирован фиксированный доход, он зависит от прибыльности банка. Те компании, которые им финансируются, получают либо инвестиции в капитал, либо необходимые активы и товары», — пояснила РИА Новости Калимуллина.

По словам советника СМР, наиболее распространенным видом финансирования является «мурабаха», то есть торговое финансирование, где продавец уведомляет покупателя о понесенных им затратах на товар. Особенность в том, что товар продается в рассрочку с наценкой, которая заранее оговаривается сторонами и не может быть увеличена ни при каких обстоятельствах, даже в случае просрочки оплаты клиентом.

Также в исламском банкинге широко представлены «иджара» — аналог лизинга, «мушарака» — финансирование посредством вхождения в долю в капитале и договор «мудараба» — проектное финансирование с привлечением средств посредством доверительного управления.

На Гайдаровском форуме советник премьер-министра Республики Татарстан Линар Якупов призвал рассматривать исламские финансы «чисто с экономической точки зрения» и не «смешивать их с религией и политикой».

В свою очередь депутат Савельев предлагает вообще заменить термин «исламский» банкинг «партнерским», поскольку «традиции всех основных конфессий не допускают ростовщичества, азарта и неопределенности и приветствуют прозрачные партнерские отношения».

В свою очередь Бекхан Чокаев полагает, что можно использовать любую терминологию, о которой «все договорятся», лишь бы от смены названия не изменилась сама суть исламских финансов, которые «должны соответствовать признанным международным стандартам».

Источник: ria.ru

Похожие новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика